Золотой век римской литературы

Халиф согласился, и к Иоанну обратились с вопросом, как сделать так, чтобы избежать вручения королевского послания. Король был склонен прощать своим близким, хотя зачастую и не встречал в этом отношении взаимности. Генрих I, как мы видели, создал прочные основы для политики Оттона I, в значительной мере предопределив и его имперскую политику, однако сын не просто продолжил дело отца, но и поднял его на качественно новый уровень, придал ему форму и характер, сохранявшиеся на протяжении столетий. Заверив греков в мирных намерениях правителя Западной империи, он должен был просить для молодого короля Оттона II руки царевны Анны, четырехлетней дочери Романа II и его супруги Феофано, то есть падчерицы императора Никифора Фоки. Однако судьба ни к кому не бывает безгранично милостива, и на долю Оттона I тогда выпало серьезное испытание.

Ахурные вязки в японских журналах

Титул императора на Западе был тогда не более чем титулом, лишенным реального содержания. Родильнице предоставили на выбор любое из трех, какое она хочет выбрать: Мокия, Соссия, или назвать ребенка во имя мученика Хоздазата. Весной 965 года группа феодалов Ломбардии, симпатизировавших Адальберту и мечтавших видеть его своим королем, подняла восстание против немецкого господства. И тогда халиф прибегнул к угрозам. Людовик попросил Оттона I, чтобы тот поручил герцогу Конраду Лотарингскому оказать ему помощь против врагов.

Определенное беспокойство должно было возникнуть у папы из-за того, что щедрыми пожалованиями Оттон I хотел привлечь на свою сторону прежде всего итальянское духовенство. Это назначение оказалось не менее удачным, чем назначение Германа Биллунга: со временем Геро заслужил за усердие и успехи на государевой службе прозвище Железный.